Что, если критика нужна только для различения дýхов, а во всём остальном нужны лишь понимание и любовь, учитывая то, что наша брань не против людей и их поступков?

Есть такой дар, как различение дýхов. С греческого это звучит, как «диакризиспнойматон». Значение этого — способность диакритически различать дýхов. Что, если критика нужна, как дар определения дýхов: от Бога или от дьявола, а не людей и их поступки или жизнь? Наша брань же не против плоти людей и их поступков, а дýхов нечистых. Что, если только в этой единой ситуации нужна критика, а во всём остальном нужны понимание и любовь?

Ответ:

Соглашусь с Вами в том плане, что мир духовен в своей первооснове. Соглашусь с Вами, потому что Вы обосновываете свой взгляд на учении Апостола Иоанна, который говорит: «Не всякому духу верьте. Испытывайте дýхов, от Бога ли они» (1Ин. 4:1). Есть такой дар – различение духов. То есть это духовная способность. Мы даже сегодня в разговоре касались того, что от некоторых людей ты дистанцируешься, от некоторых предложений ты дистанцируешься. Вроде бы, они дельные, вроде бы, они с тобой по пути, вроде бы, они тебе споспешествуют, но ты нутром чувствуешь, то не нужно ввязываться в это дело, что нужно дистанцироваться, уйти, закрыть свой дух. У Анны Ахматовой есть строки очень хорошие: «Руками я замкнула слух, чтоб этой речью недостойной не осквернился скорбный дух». Очень точная фраза в том плане, что в нас попадает разная информация, и она начинает поражать нашего внутреннего духовного человека. Потому я разделяю Вашу точку зрения, что людей надо любить, к ним надо снисходить. Иногда человека надо просто спасать, как спасают человека, который находится в бреду. Его на подвиги тянет, и ему кажется, что Вы его ограничиваете, Вы его лимитируете, Вы на него смирительную рубашку одеваете, а, на самом деле, он – болен, и ему нужна помощь. Только духовный человек может оказаться в такой роли, в такой позиции. И я считаю, что мы должны это делать. В моём случае, я могу сказать, есть много молодых, способных, талантливых людей, людей в служении, с которыми я, например, очень откровенен. У нас было много бесед со слезами, с болью. Я им просто выговариваю, я им показываю, что они неправильно делают. И мы остаёмся очень близкими друзьями. И они мне очень благодарны. И никто из этих людей не отпал, никто из них не обиделся и не ушёл. Никто, повторяю! Потому что они неоднократно убедились в моей заинтересованности в них, в моей любви к ним через годы. Конечно же, это анонимного характера: и переписка, и общение. То, что я их люблю, и что я им очень прямо говорю, доказывает, что я в них заинтересован. Они в этом убедились. Вера движима любовью (Гал. 5:6). Они мне верят. Почему? Потому что они видят мою любовь. Это даёт мне право им говорить, потому что говорить можно много. Но слушают ли тебя люди? Вот и всё. Говорят сегодня люди много. Вопрос остаётся: слушают ли твою критику люди? Или ты просто незаметно превращаешься в клеветника, человека, который говорит и распространяет порочащую ложь. Если же это объективная критика, к тебе снова и снова придут люди, снова и снова поинтересуются твоей точкой зрения. Они поблагодарят тебя за оценку, потому что для них она важна, и будут очень признательны, если ты оценишь их проповедь или служение.

(772)

Вопрос отвечен 10 лет назад в категории: Другое

Comments

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>