Можно ли считать правильным утверждение, что «патриотизм» – это любовь к своей Родине, и в то же время борьба за правду против делающих зло, даже если они выступают под твоим флагом?

Патриотизм — это когда ты любишь свою страну, но у тебя есть смелость назвать вещи своими именами и стать против зла, даже когда это делают под твоим флагом. Любить и защищать свою Родину — это нормально и правильно, но «никогда не двигай межи на чужое, возвышай голос за правду», значит, не молчи. Правильно ли такое утверждение?
— Михаил Павенко

Ответ:

Начнем по порядку, по очереди. Патриотизм – это когда ты любишь свою страну. Понятие любви к Родине, к земле для меня лично немного странно. Я лично считаю, что любовь — это отношения между живыми личностями, и она может быть направлена только к человеку, либо к Богу. Это в русском языке существует слово «любовь». Но вы знаете, что в греческом существуют разные как бы типы любви и разные формы любви. Потому любовь, в моем понимании, может быть адресована только к личности. Любовь не может быть адресована к местности и не может быть адресована даже к внешности. Почему Соломон пытался разделить эти понятия и говорил, что миловидность обманчива и красота суетна — это тебя обольщает. Тебе кажется, какой человек красивый извне, такой же он красивый как личность, как человек. Он продолжает: «…но жена, боящаяся Бога». А страх Божий, это уже качество личности – давайте начистоту говорить, давайте честно говорить, ведь мы верим в мудрость, которая была у Соломона. И вот он показывает, что мы обольщаемся. Обольщаемся, когда привязываемся к любви к внешности или любви к местности и т. д. и он указывает на качества, на качества личности и прославляет страх Божий в женщине, в замужней женщине.
Что-то подобное, я думаю, должно быть у христиан и в отношении Отечества. Я так думаю, я имею право на свое мнение. Вы у меня спрашиваете, Михаил, я Вам отвечаю. Я рассуждаю так. Мы привязываемся, у нас есть ассоциации с местностью. И потому определенная местность у нас может вызывать определенные ощущения, которые мы называем «любовью». Помните известную песню Игоря Талькова «Чистые пруды»? Вот он в этой песне пишет или, исполняя эту песню, выражает такую мысль, что это настолько ему дорого, настолько близка эта местность и с такой внутренней душевной теплотой вспоминает эти Чистые пруды… А я себе просто размышляю и думаю так, что поскольку возле этих прудов у него были встречи с любимым человеком, о чем он поет в этой песне, потому у него эта местность и вызывает такие ассоциации. Но если бы возле этих прудов этого человека избили когда-то, а если еще не один раз побили этого человека или обокрали бы этого человека, я думаю, что эта местность вызывала бы у него обратные ассоциации. Местность есть местность. Есть люди добрые, есть люди плохие, правильно? То есть, мы говорим, что на земном шаре существует много красивых мест. Что, это самое красивое место, Чистые пруды, чтобы их воспевать? Но человек их воспевает, потому что у него есть ассоциации определенные с этой местностью и эти ассоциации приятны для него. Потому ему и кажутся эти Чистые пруды вообще раем на земле, уголочком, где он вспоминает и его вспоминания очень добрые, очень теплые. А если я вам вот что скажу, так вспомню. Немного знаю, но знаю о своем отце Николае. Вот его мучили, дергали один год, первый год в армии, когда он пошел. Пытались его там сломать и переубедить и все – там разные методы применяли. Не сломался человек, устоял человек. Так этого мало, что его пытались там сломать, они еще четыре года добавили ему лагерей. Понимаете, сами подумайте, какие ассоциации в сердце этого молодого человека вызывает такая историческая Родина? Вот сами подумайте, когда время было наших родителей, другое время было, когда не говорили о любви к исторической Родине, потому что все, что было связано с этой Родиной, вызывало только отрицательные ассоциации. Поступали несправедливо, унижали, образование получать не давали. И потому не было такой сильной привязанности к местности. Потому люди искали, где бы хоть их не давили, не штрафовали, давали хоть спокойно жить. Потому понимание любви к Родине или к своей исторической Родине, я думаю, у христиан должно быть именно таким, как я сейчас говорю.
Когда Господь позвал Авраама выйти из земли отца своего, это тоже Родина, он там жил, там все приятные ассоциации, там его детство прошло, там остались все его родственники, там племянники, там все остались. Он живой человек. Авраам это точно такой же человек как мы. Вот мы переехали жить за границу. Сейчас многие судят. Я очень просто говорю об этом: послушайте, а мы постоянно переезжаем. Если очень честно говорить о любви к земле, то почему столько предателей Родины? Предателей. А что я вкладываю в понятие «предатели Родины»? А если человек увидел, что в городе жить лучше, чем в селе, то он предает свое село и переезжает в город. Если человек увидел, что в Испании в Мадриде жить лучше, чем в Украине, то предает Украину и переезжает за границу. Вот что это? Как мы к этому относимся? Я понимаю, что это ломка, если кто-то ее проходил, мы первые ее проходили двадцать пять лет назад, когда мы переезжали жить за границу. Но интересно, что мы же не считаем это предательством, человек переехал и искал лучших условий жизни. Мы что, на это право не имеем? Вот потому я думаю, что христиане должны стоять немного выше, чем эти образы просто к земле. Я не сказал к людям, я сказал к земле, я сказал местности, я сказал к территории.
Я первый раз испытал в своей жизни шок в восемнадцать лет, когда я вернулся в деревню, где я вырос. Я был убежден, что если только я ступлю на эту землю, на меня нахлынут все бурные эмоции, потому что я в шестнадцать лет переехал вместе с родителями в США, в восемнадцать лет попал в ту деревню, из которой мы выехали. И я вообще человек настроений, ностальгический человек, я много читал Есенина, болел, короче, я болел. Внутренне, душевно болел. Я скучал, но когда я туда приехал, я был удивлен сам себе. Я был удивлен, что не обнаружил в себе абсолютно никаких ощущений. Я был удивлен, я себя заранее настроил, что у меня будет особенное чувство. Я был удивлен и я для себя выяснил, почему у меня этих чувств не обнаружилось. Потому что там больше не жили дорогие, любимые мне люди, они жили в другом месте. И я первый раз для себя понял, что оно, наверное, связано с людьми, а не с местностью. Да, с местностью нас связывают какие-то воспоминания. Я пошел в школу, я прошелся по улицам, я зашел в дом, где мы жили, выросли, родились. Ну и что? И что? И вот мы читаем об Аврааме, что когда он вышел, он если бы в мыслях имел то отечество, из которого вышел, то у него было достаточно времени, чтобы туда возвратиться. Но он искал города, художник и строитель которого Бог. То есть это другой тип людей, это странные люди, их очень трудно понять. Потому я и говорю: настоящие христиане – их трудно понять. Но мне точно также трудно понять христиан или людей, называющих себя христианами, у которых так много любви к своей земной Родине, что они совершенно не говорят о Родине небесной. Они просто не привлекают своей любовью к небесам никого. Только все что они делают, о чем говорят- это о любви к своей исторической Родине. И то, очень часто не к людям, а к местности, что меня очень удивляет. Я понимаю, что это понятия связаны: там и культура, там и язык, там и традиции. Но, друзья, по крайней мере, я всегда обещал вам быть откровенным. Но ведь это естественно, когда человек любит любящих его. Ведь это же нормально, когда поется в песне «с чего начинается Родина» и перечисляется: там и букварь, там и буденовка, т. е. история наша. Так это понятно, что мы любим, потому что это наша история, потому что это наше детство, это понятно. А Христос говорит совсем по-другому, ведь мы на Христа должны ссылаться. Потому Христос и учение Библии говорит, что любовь начинается от Бога, а не с истории или нашего менталитета, или нашего языка, или нашей культуры. Это же естественно! Христос говорит: что вы особенного делаете, если вы любите любящих вас? Не это же делают все? Не это же все делают? Я люблю свой язык, я люблю свою культуру, я люблю свой народ. Так понятно, это же нормально. Я же не сказал, что это не нормально. Я просто сказал, что верующий человек, он привязан к другому. Его сердце привязано к другому. У него другой подход, у него другой менталитет. И потому любить свою страну это естественно, это нормально, это понятно. Но почему Христос, говоря о настоящей любви, о подлинной любви, говорит, что проверку на любовь проходит тот, кто может любить ненавидящих, кто может молиться за обижающих, кто может благотворить людям, которые ему вредят – вот где проверка на настоящую любовь. Мы никуда не уйдем из этого перекрестка, мы здесь все будем испытаны и мы все здесь испытываемся. Если мы говорим о любви Божией, а не о любви человеческой, мы здесь все испытываемся. Вот здесь разделяется понятие любви «филио» и любви «агапе». Любовь «агапе» любит не за то, что… Любовь «агапе» любит не смотря на то, что… Несмотря на то, что ты меня обидел, несмотря на то, что ты меня ненавидишь, несмотря на то, что ты мне сделал зло. Я тебя люблю, и я не просто себе это внушаю, это настоящая Божья любовь. Тебя не за что любить. И любовь любит не за что-то, а не смотря на то, что… Мы никуда не уйдем с этого перекрестка. Вот здесь мы все разделяемся, но не по признаку языка, культуры, территории, а по признаку веры, по духовному признаку. Потому в Иисусе Христе нет этих всех разделений, которые существуют на земле, границ, которые существуют на земле. Их просто не существует. В Иисусе Христе есть только две группы людей: свои и чужие. Все. Свои и чужие Богу. Чужие Богу. Свои или чужие Богу – две группы людей. И это же опять не я написал, а апостол Павел. Потому я очень относительно отношусь к любви к исторической Родине. И у меня нет к этому ни пристрастия, ни какой-то неприязни. Я скорее безразличен к этому. Это мало меня интересует. Меня интересуют люди.
Например, Христос и апостолы. Как вы думаете, они были патриотами Израиля? Опять же, мы все равно судим, и мы избирательно относимся и к Библии. Мы видим то, как сказал Виктор Гюго: «каждый из нас слышит только то, что понимает». Больше мы не слышим. Это для нас как иностранный язык, как звук – он пролетает мимо. Так психологически настроен человек. Он избирательно мыслит. У немногих хватит мужества быть открытыми и позволить новому приходить в сердце. У немногих хватает мужества на такой шаг. Как Давид говорил «пусть обличает меня праведник». В английском переводе написано «пусть даже он меня бьет», праведник, это хорошо. Пусть он разбивает сложившиеся стереотипы о себе любимом. Пусть он меня обличает, это благо для моей души. Не у многих хватает мужества на такую откровенность. Потому хотелось бы, чтобы мы были открытыми. И говоря о любви Божией, она привязана не к местности, она привязана к личности, она привязана к людям. И некоторые меня спрашивают: «ну посмотри, Александр, как апостол Павел любил свой народ!». Я получил письмо, в котором человек пишет «ведь представляешь, как он сказал о своем народе, что «я готов быть отлученным от Христа ради братьев моих родных мне по плоти, т. е. израильтян». Он не сказал ни о каком другом народе этого. Я вам хочу ответить на этот вопрос, потому что это уже апостол Павел.
Хочу вам ответить на этот вопрос. Вы знаете, апостол Павел при своей первой реальной встрече с Иисусом Христом по дороге в Дамаск получил указание: «Я посылаю тебя на путь к язычникам». Насколько это Павел хорошо слышал? Когда он перед царем Агриппой рассказывает свое свидетельство, он это вспоминает и дословно говорит, что Бог его поставил (он два раза в послании к Тимофею об этом говорит), что я истину во Христе говорю, не лгу, что я поставлен апостолом, учителем, проповедником для язычников. Тогда возникает огромный вопрос: почему же ты Павел побежал тогда к евреям? Когда ты сам об этом говоришь и сам свидетельствуешь, что Бог призвал тебя не к евреям, а к язычникам. Думаю, что ответ лежит на поверхности: потому что человек любил свой народ. Он души не чаял в своих людях. И когда его посетило такое откровение о Христе, конечно же, к кому мы бежим? К родным, к близким, шок, потрясение. Иисус мне явился, это потрясение. Конечно же, Павел побежал к своим людям. Конечно же, он со всем сердцем побежал в синагоги. Но тот же самый Павел говорит, если я не ошибаюсь, в 18 главе Деяния апостолов, что он, отрясши прах от ног своих, сказал евреям: «отныне иду к язычникам». Это что такое? Что это такое? Это говорит о том, что Бог (не знаю, имею ли я право это слово употребить) вытравлял эту особую любовь у апостола Павла к особым людям. Но можно мягче сказать – перевоспитывал Павла в отношении особой любви к особым людям, т. е. к своим. И учил и Павла и Петра — двух столпов церкви, двух апостолов еврейского мира и языческого мира. Учил Бог одному и тому же. Учил. И один и тот же скажет и напишет собственноручно Павел скажет во второй главе послания к Галатам «Бог не взирает на лицо человека». И напишет дальше «содействовавший мне в апостольстве у язычников (содействовал в апостольстве Петру у евреев). A перед этим он скажет: «Бог не взирает на лицо человека». А Петр скажет то же самое, потому что Петр работал только с евреями. На него как накинулись братья в Иерусалиме: «Ты к кому ходил? Ты что делаешь? Ты как с ними ел? А Петр успокоит их и скажет: «послушайте теперь меня. Я пришел к ним, во-первых, по откровению». Три раза понадобилось Богу опускать полотно с неба и три раза говорить одно и то же Петру: «Что Бог очистил, не почитай нечистым», а речь шла о языческом мире, о язычнике. И когда Петр к ним пришел, он первый раз восклицает в доме Корнилия «Истинно познаю, что Бог нелицеприятен, но во всяком народе, поступающий по правде, приятен Ему».
Здесь люди спрашивают в письмах, какие признаки нацизма? Я думаю, что признак нацизма очень простой. Неважно, в какой части земного шара вы живете. Признак нацизма очень простой, или фашизма. Он в том, когда мы весь народ заключаем под плохим или хорошим. Там кавказцы — это плохие люди или украинцы, или русские, там американцы – это признак фашизма. Такого не бывает, чтобы весь народ был плохим или хорошим. Есть плохие и хорошие люди, но не бывает плохих и хороших народов. Это признак, от которого нужно избавляться. Неважно, сколько вы пострадали, от кого вы пострадали — от этого нужно избавляться, потому что это признак фашизма, это я говорю. Не бывает, чтобы весь народ был плохим и хорошим, от этого надо избавляться. Потому Бог избавлял апостолов и Павла и Петра от таких признаков, от такой особой любви к особым людям, к своим людям и показывал, что Бог нелицеприятен и Бог любит людей. Что касательно, здесь вы пишите, «не двигай межи на чужое». Да, в Библии об этом написано, да Бог назначил пределы и времена обитания людям. Но если посмотреть на карту (сейчас мы уже пять лет занимаемся фильмом «Богоискание славянских народов». Вы знаете, если взять вот один век, а если взять три века и вместить это в три минуты, сейчас это можно сделать технически и я даже находил такие клипы в интернете, когда взяли два века, например, карту Европы, и два века вмещают в две минуты) и посмотреть, как перемещались границы государств – это неимоверно! Просто немыслимо. Это как живой организм, какая-то инфузория туфелька – все ворушится. Постоянные перемещения государств, постоянно территории менялись, постоянные войны. Потому мы должны понимать, что в эти баталии, в эти войны вовлечен весь мир. Люди воюют за это все. Чем тогда отличается христианин от не христианина? В том, что наше жительство на небесах. Здесь хватает амбиций, здесь хватает злости, здесь притязания. В том веке это было нашим, а пять веков назад это нашим было, а это было нашим. Потому Христос и сказал «мир вас ненавидит». Он очень понятно это объяснил, почему мир вас ненавидит и будет ненавидеть вас. По очень простому правилу: потому что вы не от мира. Если бы вы были от мира, мир любил бы свое. Как понятней сказать, почему к христианам всеобщая ненависть? Мир вас ненавидит по одной причине – «Вы – не от мира. Я вас избрал от мира, Я вас отделил для себя. Вы не от мира». Почему у христиан такое сильное притязание на принятие своим окружением? Почему такая сильная претензия, если Христос сказал (ну кого уже цитировать, если не Христа): «Вот Я посылаю вас как овец среди волков». Почему современные христиане такие сильные патриоты своей земли, американцы в том числе. Где то, о чем Христос сказал? Потому что если бы мы по-настоящему держались того, о чем Христос говорил неоднократно, если бы мы по-настоящему искали отечества небесного, а не земного, то, наверное, таким бы и было к нам отношение. Но, когда церковь предает эти принципы, прежде всего в лице епископов, пастырей, лидеров духовных, предает и начинает проповедовать любовь к земному отечеству больше, чем к отечеству небесному, тогда и получается, что, предавая эти принципы, мы все проигрываем. Мы приняты обществом, мы свои в обществе, но мы не привлекаем людей к небесам, мы не собираем людей по признаку веры, мы не объединяем людей по признаку Христа. Потому что во Христе только нет ни иудея, ни язычника, ни еврея, ни раба, ни свободного, ни украинца, ни русского. Во Христе мы семья, мы братья во Христе. Но это не выгодно. В первую очередь, что получается: Церковь, предавая этот принцип, становится политической организацией. Она становится политизированной, полярной. И потому церкви делятся по национальному признаку, а я считаю, что каждая церковь, каждый христианин в частности на личном уровне испытывается Богом на предмет любви к Богу или к нации.
Национализм — это сильный тест и мы проверяемся, насколько мы любим человека, всех людей без разбора или любим только в рамках своей нации. Здесь мы все проверяемся, мы каждый сдаем тест: любим ли мы людей или мы просто любим отечество, культуру. Что естественно. Повторяю, я не против этого, это нормально любить свой дом, любить своих родственников, любить своих детей – я же не сказал, что это плохо. Я просто сказал, что это естественно. Если же мы говорим о духовной любви, она значительно выше душевной любви, естественной любви, потому что Божья любовь, она сверхъестественная любовь. Сверхъестественная. Мы никуда от этого не денемся. Потому церковь проверяется на подлинность, на верность Христу и Его принципам через призму национальных интересов. Может ли церковь поставить интересы вечности выше интересов своей нации. Если сможет, она сдала тест. Если не сможет, и интересы национальные выше интересов вечности и интересов души, интересов любви ко всем людям, она не сдала тест, она не смогла сдать тест и каждый христианин в частности. Мы никуда не уйдем с этого перекрестка. Потому и сказал, наш разговор, только с церковью. Другие люди нас вообще не поймут, и я думаю, даже большой процент церковной аудитории не поймет меня и не примет такой концепции. Увы, очень жаль, потому что утверждаю, что эта концепция духовная, и она стоит на принципах Евангелия.
Как я сказал, мне кажется, основная проблема, что мы очень соединили в одно место и церковь, и все остальное общество. И хотя мы живем вместе на одном геополитическом пространстве, мы в глазах Бога избранные люди. Мы люди завета, у нас особенный статус, с нами особенный разговор, у нас особенное будущее, к нам особенные претензии, у нас есть своя миссия, у нас своя повестка дня, у нас вообще отдельный разговор у Бога с нами. Вы знаете, если посмотреть на историю (дайте, такой штрих сделаю). Скажем, история. История человеческой цивилизации. Уж там не важно, сколько существует эта цивилизация, но взять история. Ведь очень много разных вещей происходило, очень много империй, царей возникало, потом уходило в небытие. Все ж понимают, да? Но есть Божья история, Божья история, которая отражена в Библии и она связана с израильским народом и с церковью, т. е. избранными народами, группами людей, которых избирал Бог. И все остальные империи и цари, какими бы они большими и знаменитыми небыли, они причастны к этой Божественной истории постольку поскольку. И ведь это не секрет, что существовали империи в сотни, если не в тысячи раз более прочные, известные, чем этот маленький крохотный еврейский народ. Ну они себе существовали – что были, что не были, как говорится. Бог к ним относился скорее как Судья. Есть Бог как Творец, и все люди Его творение, но есть Бог как Отец, и не все люди Его дети. Мы хотя это понимаем? Мы хоть с этим соглашаемся? Мы хоть в это верим? Что он избирает Себе людей, что Он возрождает людей, что Он… Павел пишет: «а как вы сыны», т. е. поскольку вы сыны, по причине того что вы сыны, Бог послал в сердца ваши духа Сына Своего, т. е. поставил печать на вас, запечатлел вас Духом Своим. Печать, она в сейфе хранится. Ты делаешь легальным документ, если ты ставишь эту печать. И Духа Святого раздает только Господь и Он ставит эту печать только на Своих. Чужим Он Его не дает. Понимаете, это и был аргументом, который Петр использовал в беседе с иерусалимскими братьями. Он сказал о язычниках, о доме Корнилия «послушайте, Бог послал на них Духа Святого как на вас в начале, у вас еще аргументы есть против этого»? И все замолчали. Т. е. мы говорим, что у Бога есть избранный народ. Народов много, людей много – давайте вот этот водораздел будем постоянно иметь ввиду, что у Бога разный разговор, разные требования к Своему народу и к остальным народам.
Многие говорят, что украинские политики или другие политики не исполняют заповедей Божьих. Как они могут исполнять заповеди Божьи? Патриархи говорят, за то, что он там тот или другой правитель не исполнил заповедей Божьих. Да какие заповеди? Эти люди вообще не верующие. Они с Богом никогда не встречались, они никогда не присягали Богу на верность. Хоть мы между собой можем понятно говорить или мы тоже должны врать? Люди светские, мирские, они не знают Бога. Как они могут соблюдать заповеди, если эти заповеди им не адресованы, они даже их не знают эти заповеди. Апостол Павел говорит, они даже не могут их исполнять, потому что у них природа другая, у них просто силы нет на это, чтобы соблюдать эти заповеди. Поэтому у Бога совершенно разные претензии к языческим народам и к Своему народу. Это же надо быть полностью невеждой, чтобы не согласиться с этим. Несмотря на то, что у Бога были претензии, скажем, к Ниневии там или к Египту, Он их никогда не заставлял принимать монотеизм, единобожие. Эти люди так и оставались многобожниками, они оставались язычниками. И, несмотря на то, что Бог их вразумлял и наказывал, все равно Он имел дело только со своим народом, а с теми другими народами постольку поскольку. Разговор был другим. Не было к ним таких претензий. Я думаю, что из таких предпосылок нам стоит рассуждать. Вы понимаете, что больше и больше набирает ход эта идея христианизации населения. Не обращения человека к Богу, к вере от мертвых дел, что всегда подразумевает личные откровения о Христе, личную веру, то что Христос сказал: «вера твоя спасла тебя, дерзай, твоя вера спасла тебя». Христос никогда коллективно не разговаривал с людьми. Мы выросли на православном понимании канонических территорий, если ты родился на этой территории, то ты как бы по умолчанию христианин. Если ты родился на исламской территории, то по умолчанию ты мусульманин. Да нет, не так. Может это имеет место с другими религиями, но не с христианством. Т.е., по идее, каждый здравомыслящий человек должен согласиться с тем, что в принципе, христианского государства быть не может. Это иллюзия, это вымысел. Государство, как таковое, не может быть христианским. Христианин — это личный выбор в пользу Христа, это личная вера. Она не может быть коллективной. Здесь нельзя мыслить геополитическими формулировками. Это личный выбор, личная ответственность. Кто будет веровать, тот спасен будет, кто не будет веровать, осужден будет и т.д. и т.п. Потому, смотрите, отсюда надо исходить и не предъявлять претензий к правительству, к чиновникам, что они не соблюдают заповедей, что Господь их там наказывает, что мы должны свергать такую власть и т.п. Я так не думаю, я так не мыслю, я такого не вижу в Библии вообще. Мятутся народы, там происходят свои процессы, свои войны, своя месть, своя кровная месть, там поднимается исторический пласт, там при Иване Грозном, при Петре I уничтожалась история, переписывалась история. Там каждый режим пишет свою историю в своих интересах, интерпретирует историю в своих интересах. Это же понятно! Потому нам не место в этой драке, в этой бойне, в этой вражде. Церковь — это отдельное общество, с которым Бог имеет Свои отношения, Свое дело.

(1813)

Вопрос отвечен 7 лет назад в категории: Другое, Церковь

Comments

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>