1.38K
Views

Называть что-то грехом имеет право только Бог. Мы имеем право на мнение, но это будет звучать совсем по-другому. Даже сам Aпостол Павел разделял заповеди Господни и просто советы. Он так и говорил, это не Господь повелевает, это я говорю или, скажем, советую. В этом есть большая разница. Ведь мы сами грешим тем, что устанавливаем свои категории греха. Люди спорят на разные темы, например, о покрытии головы женщины.Павел в подобных случаях, где стоял вопрос не первостепенной важности, говорит: «Вы рассудите сами», — прилично так или неприлично. И, оканчивая учение о покрытии головы, он говорит: «А если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая, ни церкви Божии» (1 Кор.11.16). То есть вы рассудите сами, решите, и, как вы согласитесь, так пусть и будет. Мы имеем разные точки зрения, потому что каждый решил по-своему. Зачем же говорить, что это грех, потому что они не покрывают голову, или позор, или унижение, потому что они покрывают голову? Мы не имеем права утверждать это, потому что Писание этого не утвердило. Писание оставляет это на личное усмотрение. Конечно, сам Апостол Павел имел свою точку зрения и говорил, что лучше покрыть голову замужней женщине, это прилично для нее, как находящейся под властью мужа.

Болезненным вопросом первой церкви был вопрос обрезания и необрезания, поэтому Павел открыто говорил: «Обрезание ничто и необрезание ничто, но все в соблюдении заповедей Божиих»(1 Кор.7.19). На первый взгляд кажется, что из двух имеющихся вариантов только один истинный, но это не так. Когда мы каждый приходим со своим понятием, мы будем унижать друг друга. Но Павел говорит, что все в соблюдении заповедей Господних. Похороните ваше мнение. А если это немощный человек, примите его без споров о мнениях.

Знаете ли вы, что есть заповеди человеческие? Да, человеческие. И удивительно, что Божье отношение к таким «заповедям» — это гнев. Христос однажды сказал: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф.15.9). Есть заповеди человеческие, т. е. наши предрассудки, но мы их настолько вплетаем в учение и заповеди Господни, что иногда авторитетно заявляем исключительно свою заповедь, собственный субъективизм, вымысел и выдаем от имени Бога. Более того, Христос сказал, что отдельные люди настолько возвеличили личные заповеди, что способны через них устранять или заменять заповеди Господни.

Царь Давид говорил: «Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю» (Пс.118.113). Не думайте, что он говорил о каких-то языческих моментах, имея в виду вымыслы. Он противопоставлял заповеди Господни заповедям человеческим.

Вы спросите: »А конкретнее можно? Вообще, о каких вымыслах идет речь? Конечно, их всех не перечислить. Люди говорят, что носить украшения — грех, распускать волосы женщине — это большой грех. В православной церкви, например, работать в определенный праздник — тоже грех. Ну, скажем, возьмем какой-то праздник — Усекновение главы Иоанна Крестителя. Если ты работаешь на даче — о, это большой грех. Люди говорят, не омывать ноги есть грех или омывать ноги неправильно. На этой почве могут делить церкви. Тогда как Иисус оставил заповедь и хотел этим показать обратное: служите друг другу. Но мы не хотим служить, не хотим любить, мы хотим стоять за истину. Да, за истину? «Знание надмевает, а любовь назидает» (1 Кор. 8.1). Апостол Павел любовь и служение ближним превознес даже выше определенного знания, потому что он сказал, что в знании есть гордость, а в любви — исполнение заповеди. В любви все знание. Закон — он горд. Закон не уступит, а любовь уступит. Любовь не ищет своего. Закон и буква ищут своего. Закон жесток. Потому любовь выше знания и даже определенной истины. Любовь — это наивысшая истина, которая когда-либо существовала.

Представляете, иудеи и самаряне не подавали руки друг другу на почве того, что по-разному понимали служение Богу. А «отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите…» И мы на этой почве не сообщаемся, потому что это грех, как они поклоняются. А те говорят — я с ним даже здороваться не буду, потому что он самарянин. И поклоняется не в Иерусалиме, а на какой-то там горе. Удивительно, правда, люди, борясь за истину, поклоняясь одному Богу, не имеют в себе любви назвать друг друга братом. Апостол Павел сказал: «Ищите не истины, простите мне, но ищите того, что служит к миру и ко взаимному назиданию». Каждый ищи не своей пользы, но пользы другого человека, пользы ближнего. Понимаете, мы называем грехами эти вещи только потому, что определили это грехом лично для себя. В православии кто-то утверждает, что нужно креститься двумя пальцами. Кто-то утверждает, что нужно креститься тремя пальцами. И в этой бойне нелепых мнений гибнут тысячи людей. Кто-то утверждал, что петь в храме можно только на шесть нот. Когда Петр первый (римской цифрой) привез из Европы седьмую ноту, это было ересью, это было грехом. Удивительно, как люди, читающие Библию, могут доходить до такого абсурда. Кто-то утверждает, что обручальные кольца — грех, кто-то утверждает, что планирование семьи — грех, и поверьте, этому перечню нет конца, но это всего лишь мнения людей. И мы делаем большой вред Царствию Божьему, когда свое личное субъективное мнение выносим как вердикт, как закон Божий, и утверждаем, что нарушение этого нашего мнения есть грех. В этом есть зло. И мы ответим за это перед Богом.

Но для более яркой иллюстрации позвольте мне пробежать по двум главам. 1-е Послание к Коринфянам, 8-я глава: «О идоложертвенных яствах мы знаем, потому что мы все имеем знание; но знание надмевает, а любовь назидает». Удивительный подход апостола Павла. Он говорит, что мы знаем, то есть он заверяет, что у него есть знание, но здесь же он на весах приоритетов и преимуществ отдает предпочтение любви, а не знанию. То есть он говорит: я знаю, что я прав. Но я готов свое знание похоронить и пойти против своего знания и своего понятия. И это Павел — Апостол, всегда уверенный и непреклонный апологет, когда он подобное заявлял? Потому что это не есть доктрина спасения. В таких моментах как раз Павел не уступил ни на час. «Мы не сильны против истины, но сильны за истину»

О, Павел — борец истины, он всю свою жизнь посвятил борьбе за истину, и умер за истину. Но в такие моменты, когда это не является первостепенной истиной, а всего лишь определенным знанием, он говорил, что это знание делает меня гордым. Это знание надмевает, а любовь готова служить, любовь назидает. «Итак, об употреблении в пищу идоложертвенного (имеется в виду мяса) мы знаем, что идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Единого». Это мы знаем. Но ведь не у всех такое знание. Есть ряд людей, у которых другое знание, противоположное нашему. «Некоторые и доныне с совестью, признающею идолов, едят идоложертвенное как жертвы идольские, и совесть их, будучи немощна, оскверняется». Речь идет вообще-то о немощных людях. Сильный человек тот, которого знание, истина освободила, и совесть его свободна. А немощный? Совесть его, будучи немощной, оскверняется. Дальше Павел объясняет свое знание, в чем именно оно состоит: «Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем», то есть нельзя путать Бога с пищей. Дальше он утверждает вообще удивительные слова. Берегитесь, осторожно!!! «Берегитесь, однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных», то есть вы свободны, истина освободила вас, — это замечательно. Однако берегитесь не того, что вы делаете, потому что все, что вы делаете, будучи свободны и при своем знании, в том греха нет. Это не приближает нас к Богу и не удаляет от Бога. Но берегитесь, чтобы то, что вы делаете, не соблазнило ближнего. То есть, грех не в том, что вы делаете, но грех в том, что вы можете кого-то соблазнить, и он будет делать то же, что делаешь ты, не имея личного знания, такого, как у тебя. «Ибо если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище…» У тебя знание, тебе какая разница, какой стол, какая пища и какое место. Ты поклоняешься Богу на всяком месте. В тебе есть знание, ты — свободный человек. Но что происходит с твоим ближним, сидящим напротив за тем же столом. «Совесть его, как немощного, не расположит ли и его есть идоложертвенное?». Дальше вообще страшное заявление апостола Павла: «И от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос. А, согрешая таким образом…» Согрешая? Да, это уже есть грех. Но опять же, грех не в том, что я ем, имея знание. Я — свободный человек, и я не согрешаю. Однако согрешаю тем, что соблазняю другого человека, у которого нет знания, и он, делая то же, что и я, погибнет из-за моего знания. «Согрешая, таким образом, против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа. И потому, если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего». Да, я прав, у меня есть знание, мне открыта истина, ее можно утвердить, но не у всех такое знание. Потому я уступаю. Я прав, но я уступаю немощному человеку. Учитывая, что он не прав, я все равно уступаю. В этом есть польза. Если же я располагаю его есть из той же тарелки что и я вопреки его понятиям, он грешит. Ты кушаешь, благодаришь Бога, идешь в рай. А он ест с той же тарелки, осуждается и погибает. Потому еще раз повторяю, что грех не в том, что я делаю, если я — свободный человек. Грех в том, что я соблазняю другого, делая это у него на глазах.

(1383)

Разница между мнением и заповедью

Comments

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

1 комментарий