741
Views

Первое, о чем я хотела бы спросить, это о людях, которые создавали проект. Кто был в вашей команде?
— Мы (студия «Угол») никогда не делали кино, у нас нет навыков в производстве художественных или документальных фильмов. Всё, что мы делали, это снимали интервью людей. Но последние 6 лет мы начали собирать материалы: архивы, фотографии, книги, статьи, статистику, брали интервью у людей, которые прямо или косвенно причастны к теме фильма. Мы пришли к тому, что пора это все собрать воедино и у нас встал вопрос: достаточно ли у нас сил и навыков, чтобы снимать исторические сцены? Ведь нужны костюмеры, дизайнеры, декорации. Мы просто разместили объявления в социальных сетях и спросили, кто желает нам помочь в этом. В итоге с предложениями своих профессиональных услуг нам стали звонить самые разные люди: протестанты, православные, неверующие… В итоге у нас получилась такая разнообразная и творческая команда.
Что касается режиссера – Удо Соколовского – он не только оправдал, но и превзошел наши надежды.

Как проходила работа над сценами с историческими реконструкциями?
— Часть съемок проходила в древней крепости Форт Росс, которая построена на берегу Тихого океана, недалеко от города Сан-Франциско. Её построили русские около 200 лет назад. Сегодня это национальный заповедник Соединенных Штатов и добиться легальных прав для съемок там оказалось непросто. Нам помогал консул – представитель РФ на территории Штатов, а также Наталья Оуэн — почетный консул России на Гавайях. Это место очень хорошо нам подходило: частокол, бревенчатые избы — срубы, они помогли нам воссоздать картину тех времен – пять-шесть веков назад. Декорации для других сцен – инквизиционных пыток – воссоздавали наши художники в студии на основании картин и графики тех времен, которые сохранились. Такого материала сейчас много, и мы старались быть максимально точными.

Что для вас было самым сложным в работе над этим фильмом?
— Для меня основная трудность заключалась в том, чтобы отследить эту линию Божьего вмешательства в человеческую историю. Самих фактов в истории христианства очень много, и они разные. Кто-то видит Бога в крестовых походах и пишет такую историю, полагая, что она божественна, кто-то наоборот утверждает, что там Бога не было никогда. И потому, взять на себя ответственность и выявить в общей истории христианства божественную линию, найти этот момент зарождения протестантизма, когда люди старались вернуться к истокам первоапостольской веры, было нелегко. Если нам сегодня сложно судить о событиях в Украине, хотя они произошли только вчера, то что говорить о событиях произошедших 5-6-10 веков назад. Нужно быть объективным. Нужно быть уверенным, что это именно та истина, которую открывает Бог. Чтобы сказать что стригольники или жидовствующие – это не отщепенцы, которые шли против Христовой церкви, а те, кто пытался вернуться к чистой вере. Большая ответственность в том, чтобы это заявить, вложить финансы, показать в фильме и менять общепринятые убеждения в умах людей.
Мы старались быть непредвзятыми, никого не унижали, никого не возвеличивали. Мы старались говорить языком фактов, максимально точно, и между тем проводить другую историческую линию вместо той, которая утвердилась в обществе. Православная церковь вложила немало сил в книги, фильмы, передачи, чтобы насаждать и воспитывать в сознании нашего общества своё понимание истории, расставляя свои акценты. Да, я считаю, что мы, по благодати Божьей, дерзнули, замахнулись по-другому посмотреть на общеизвестные факты, по-другому их подать. Это было сложным в духовном смысле.
А в процессе воплощения самой идеи возникало много разных сложностей, в том числе и финансовых. Нам требовались большие деньги, и фильм состоялся, благодаря добрым людям, которые доверились нам, поддерживали…

 Впечатляет география ваших спонсоров: это люди из России, Украины, Америки, Германии и других стран…
— Да, что удивительно, это не был один человек, не был частный интерес – мой или еще кого-то. Нас спонсировали самые разные люди, с большинством которых мы не знакомы.

Насколько я поняла из нашего разговора, идея этого фильма оригинальна. То есть, до вас никто в таком ракурсе на христианскую историю славян не смотрел?
 Насколько мне известно, а мы старались очень внимательно и скурпулезно исследовать этот вопрос, никто еще не брался за такой объем. Фильм «Москва – третий Рим» представляет собой только десятую часть серий, которые будут выпущены. Есть документальные фильмы о сподвижниках веры, или отдельных периодах времени, например репрессиях, но такой большой проект еще никто не делал.

Каким образом вы подбирали людей для комментариев? Среди спикеров фильма есть богословы, историки, политологи, известные люди такие, как патриарх УПЦ КП Филарет, бывший до выборов и. о. президента Украины А. Турчинов, журналист Максим Шевченко.
— Если бы в фильме участвовал я или епископ какого-то нашего христианского союза, это выглядело бы очень примитивно, как говорится в поговорке «кукушка хвалит петуха…» Нам было важно заинтересовать светского зрители, поэтому мы интервьюировали людей, известных в широких кругах.
Ну а вторым принципом, которым мы руководствовались, подбирая участников, была проявляемая ими лояльность – расположенность к евангельским христианам. Хотя бы, в небольшой мере.

В вашем фильме поднимается глубокий исторический пласт и это обнаруживает, что многие христиане не знают историю церкви, историю христианства. Мартин Лютер – единственное имя, которое им известно.
— Знать нашу историю принципиально важно. Потому что мы не «с луны свалились», мы переняли эстафету веры у наших предшественников. Важно понимать, что мы бежим свою дистанцию в историческом марафоне. Нужно не стыдится нашей истории, а наоборот, её принимать и понимать. Мне встречалось много людей, которые посмотрев этот фильм, говорили: « Александр, мы конспектировали, пересматривали несколько раз. Мы были удивлены, какая богатая наша история, какие глубокие корни…».
Это не просто Лютер… Это не так, что мы были дикарями, а Европа пришла и нас просветила. Не совсем так. Вы видите в фильме, что это былое естественное Богоискание, лидеры новых движений были выходцами из православия, они, в то время, видели отступление официальной церкви от божественных законов, и выражали свой протест. Я уверен, что этот фильм будет полезен для учебных заведений, вообще для всех, кто неравнодушен к нашей истории.

Когда я смотрела фильм, то обнаружила, что сейчас в христианстве некоторые вещи повторяются. Например, движение стяжателей (которые выступали за богатую церковь). Вам не кажется, что в современных церквях оно тоже есть?
— В том- то и дело. Историк Э. Радзинский однажды сказал «наибольший урок истории в том, что мы не берем из истории никаких уроков». Увы. Я считаю, что история – одно из важнейших доказательств существования Бога, потому что в истории существуют определенные закономерности. Но мы отказываемся учиться на ошибках других.
Если современный христианин, богослов настойчиво проталкивает «теорию процветания», говорит, что мы должны быть богатыми, популярными, влиятельными, состоятельными, рано или поздно он упрется в тупик, духовно обеднеет. Потому что, это все явно противоречит учению Христа. Мы понимаем, что при всем богатстве и роскоши официальной церкви, она обнищала духовно. Существую параллели между духовным богатством и внешней скромностью, и наоборот. Поэтому, да и, увы, история повторяется.

В вашем фильме Александр Турчинов говорит такие слова: «Когда происходит сращивание церкви и государства, нет примеров, чтобы государство становилось более гуманным, более, скажем, духовным. В то же время, церковь ощущала реальные проблемы, когда она превращалась в очередной инструмент государства». Не считаете ли вы, что сегодня это происходит и церковь, принимая активное участие в политике, добровольно становится инструментом власти?
— Да. Я не просто с вами согласен, но при всякой возможности выражаю эту мысль: церкви нечего делать в политике. Это два разных царства. У церкви своя высшая власть – Христос, своя миссия, другие законы и другие принципы.
Церковь может и должна заявлять своё мнение, потому что она тоже часть общества. Я тоже имею земное гражданство, поэтому мне небезразлично в каком городе, стране я живу, и какие законы будут завтра внедрять. Но я всегда был против того, чтобы церковь была политизирована. Я никогда не приветствовал, что церковь благословляет митинги и бунт. Христиане не должны оказываться по разные стороны политических баррикад, потому что это – чужая ссора и нам нечего в неё вмешиваться.
При этом всём, я считаю, что отдельные люди могут быть призваны Богом и работать в политике, бизнесе, других общественных сферах. Есфирь была вовлечена в большие политические процессы, Даниил, библейские цари – Соломон, Давид. Мы видим в Библии, что они оказывались в эпицентре политических событий Израиля, языческих народов. Самое интересное, что эти люди ничего для этого не делали – не баллотировались, не ходили с агитационными плакатами, ничего не добивались. Было явно видно, что Бог поставил этих людей туда, и Он через них прославился. Они никогда не ассимилировались, не приобрели «температуру окружающей среды», они принципиально оставались представителями Бога.
Я ни в коей мере не могу судить ни о Турчинове, ни о ком другом. Это их личная ответственность перед Богом. Таким образом, я не исключаю, что отдельные личности могут быть в политике, но я исключаю, что церковь, как невеста Христа, как собрание людей, может быть политизирована. Считаю это большой ошибкой, ведь во Христе Иисусе нет ни иудея, ни язычника, ни раба, ни свободного, ни «москаля», ни «бендеровца». Никаких политических сторон церковь представлять не должна.

Исходя из того, чем вы занимаетесь, совершенно очевидно, что вы признаете телевидение, как мощный инструмент евангелизации. Как вы считаете, на каком сегодня уровне находится сфера христианских СМИ? Я не имею ввиду американские СМИ, я имею ввиду СМИ постсоветского пространства.
— Скажу вам без преувеличения, стараясь быть максимально точным между своими наблюдениями и выражением этих наблюдений: очень примитивный уровень. Вдвойне становится неприятно или больно от того, что есть много прекрасных людей, христиан с богатым духовным опытом, с чистым сердцем, явно призванных Богом, но в силу каких-то причин отмежевавшихся от профессионального подхода. Может, мы его не считаем нужным, важным, я не знаю, с чем это связано… Просто неприятно наблюдать, что мирская сцена, где нет места Богу, в силу человеческих амбиций выглядит намного ярче, красивее, богаче, чем христианская.
Все равно, я думаю, что христиане берут другим – благодатью, любовью, свидетельством о Христе. Единственное, чего не хватает христианам, это согласится с известной поговоркой, что «встречают по одежке…». Как бы нам это наследие, богатство духовное обрамить, одеть в хорошую одежку…Мы много работали над тем, чтобы интереснее, ярче преподнести информацию в фильме, заинтересовать искушенного светского зрителя.Я не знаю, почему так, но наше всеобщее развитие оставляет желать лучшего.

(741)

Интервью для издания «У истока»

| Блог | 0 Comments

Comments

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>