916
Views

Не так давно дал интервью на конференции в Украине.

Пастор Александр, Вы были участником Восточноевропейского саммита «Защити сироту — измени будущее». Скажите, насколько эта тема актуальна в США? На Вашей странице в Facebook я видела, как друзья или прихожане усыновили двух мальчишек из России…

— Я даже не знаю, есть ли в Соединенных Штатах сиротские дома вообще. Государственная программа нацелена на то, чтобы сирот забирали в семьи. Поэтому там очень развиты дома семейного типа. (Возле нас по соседству находится один такой, где муж и жена имеют около двенадцать или даже пятнадцать подростков). Иначе у человека не развивается модель семьи — ему негде заимствовать ее. И это большая проблема, которая впоследствии будет давать знать о себе.

Можно сказать, что усыновление заложено в американскую ментальность. Я двадцать два года живу в США и удивляюсь, как много детей усыновляют. Не только из постсоветских стран, но из стран Латинской Америки, Африки, Азии. Особенно когда случаются природные катаклизмы, они привозят оттуда осиротевших детей и, в частности, инвалидов. К слову, больно наблюдать за тем, что происходит в России. Знаю много американцев, которые, имея детей-инвалидов, обеспечивают им надлежащий уход. А условия жизни в России или Украине во многом не приспособлены для людей с физическими потребностями. Мой родной брат живет в маленьком городке Аубурн, где держит цветочный магазин. Там владельцы магазинов и ресторанов боятся одного инвалида. Смешно, но этот пожилой человек высматривает, где нет подъезда для инвалидной коляски, и подает в суд на владельцев этих бизнесов. Кстати, он уже прилично заработал. Иначе говоря, инвалид — абсолютно равноправный член общества.

Что касается моих прихожан… Прежде всего, у нас, в церкви, высокая рождаемость. Поэтому мы просто вдохновляем усыновлять. Ведь чужих детей не бывает!

В 90-х в разных российских городах Вы создали несколько протестантских общин. С того времени прошло много лет и страна стала другой. РПЦ укрепила свое сотрудничество с властью, получает поддержку у государства. Другие христианские конфессии и деноминации не совсем комфортно себе чувствуют там. А как Вам видится религиозно-политическая ситуация в России?

— Я стараюсь быть осторожным в словах, суждениях, потому что боюсь впасть в какую-то крайность. Да, стереотип, мол, русское православие — истинная вера, присутствует. Но, насколько мне известно, думающие православные россияне (а их становится все больше) понимают, что они, католики и протестанты — одно Тело Христово. А, во-вторых, что социальную работу в российском обществе ведут протестанты (реабилитационные центры для нарко- и алкозависимых, хосписы для больных СПИДом, ночлежки для бездомных…). Как правило.

На протяжении последних пяти лет я отдал много сил, работая над фильмом «История протестантизма». И собрал много удивительных историй. Начиная, от многодетных матерей, которых в советское время награждали, конечно, умалчивая, что они – верующие. Но зачастую верующие, благодаря Богу — это передовые люди общества: не пьющие, имеющие крепкие семьи и хорошую репутацию на работе… Если бы советские идеологи понимали, что не стоит бороться с Господом. Надо просто пользоваться (в хорошем смысле этого слова) верующими в Него, от этого бы всем была польза.

— А религиозная ситуация в Украине?

— Опять-таки, в основном общаюсь со средой протестантов. Удивительно, в Украине не пропала жажда по Богу. Люди, как и прежде, открыты к Нему.

Вначале 90-х большинство украинских протестантов «страдало» тем, что много внимания уделяло американским протестантам: практически каждого пастора из США называли великим учителем. Кто-то точно сказал, что когда открылись границы, мы подключились не столько к водопроводам Европы и Северной Америки, сколько к канализации. Мне кажется, что здешние протестанты должны сохранять национальную, то есть, украинскую, идентичность.

Например, я был свидетелем, как пожилая женщина лет семидесяти плясала перед сценой в протестантской церкви, мол, это считается признаком раскрепощенности, свободы перед Богом. А на самом деле этого нет в сути украинца.

Позвольте спросить: живя 22 года в Соединенных Штатах, кем себя чувствуете?

— Как-то один человек мне сказал, мол, измени язык (имея в виду, что я говорю по-русски) или фамилию. Понятно, что я – из Украины. Понятно, что я — украинец.

Европу «накрывает» секуляризм. Америку тоже? Ведь принято считать, что США «держит» в христианстве так называемый Bible bell, то есть, Библейский пояс — существуют целые протестантские штаты, которые как бы «опоясывают» страну.

— Надо сказать, что мы, протестанты (а США — протестантская страна), проигрываем борьбу с секуляризмом. Когда ставится вопрос, например, о гомосексуализме, то такие известные проповедники как Джон Остин очень нейтрально, обтекаемо говорят на эту тему. Притом, что в Библии категорично написано о содомском грехе. Мы как бы хотим быть ближе к обществу, боимся его ранить, переступая свои христианские ценности.

Между тем Америка более просвещена Евангелием, чем, допустим, Россия или даже Украина. То есть, американцы читают и цитируют Библию. Читают ее и советники Президентов. Тот же религиозный и общественный деятель Билли Грэм, которого называют живым классиком, на протяжении многих лет являлся духовным советником Президентов, исключая разве что Барака Обаму. С этой точки зрения США вызывает большое уважение.

Бытует мнение, что люди отходят от религии, но жажда по Живому Господу у них остается. Просто часто Церкви не могут человека направить к Живому Творцу. Как там написано в предисловии к бестселлеру «Хижина» Вильяма Пола Янга: «Люди устали от традиционных разговоров о Боге, от религиозных систем и церковных бюрократий, но при этом не перестали думать о Нем, обращаться к Нему…»

— Вина за то, что страны Европы стали настолько секуляризованы, лежит на самой Церкви. И не надо винить правительства, общества, гомосексуалистов… Иисус учит, что дом невозможно расхитить, пока не свяжешь сильного в доме. Сильный, то есть, Церковь как духовная глава общества, связан. Подарками, признанием Президентов, большими суммами на строительство громадных храмов, подаяниями на храмы…

Библия говорит о том, что все желающие жить благочестиво будут гонимы. Мне кажется, что Церковь призвана быть в конфликте. Это конфликт света и тьмы. Бог отделил свет от тьмы и назвал первое – днем, второе — ночью. Данный конфликт неизбежен. Его и испугалась Церковь. Испугалась конфликта с кем? С миром? В то время как Писание говорит, что кто любит мир, в том нет любви Отчей. Но мы очень боимся потерять контакт с обществом. И боясь потерять контакт с обществом, мы потеряли авторитет. Перестали быть пророками, которые называют вещи своими именами. Я считаю, что Церкви срочно надо вернуться к Правде Божией любой ценой. Это как раз и начнет привлекать людей. Потому что людей привлекает правда, а не лесть.

Как сейчас Церквям лучше являть Иисуса современному миру?

— Никогда не соглашусь с тем, что Церковь должна отказаться от прошлого опыта и духовного наследия. Если в школе есть программа 1 класса, то это программа 1 класса. Затем есть 2, 3, 5, 7 классы… Эти программы между собой не конфликтуют. Наоборот, предполагают, что школьник учится и развивается дальше. Иначе говоря, я никогда не соглашусь с тем, что под понятием «новое» принимать то, что конфликтует с традиционным апостольским. Но есть и другая крайность: когда отдельные Церкви зациклились на своих традициях.

Христиане должны жить в ритме времени в любом обществе. Но не предавая вечных истин, ибо они вне времени. В материальных бытовых вопросах адаптироваться – можно. И даже нужно! Мы должны разбираться в новых технологиях, современно одеваться, делать карьеру, развивая свои способности и таланты. Во времена Средневековья была эпоха Возрождения, когда лучшие умы строили храмы, таким образом прославляя Христа. Возьмем Базилику Св. Петра — это же такая демонстрация славы Христовой! Поэтому нужно пускать Бога во все сферы нашей жизни. Иисус не говорил отмежеваться от мира, а наоборот — идти в мир и быть с людьми.

Я сторонник того, чтобы идти на встречу людям.

Человеческая душа скучает по Богу.Человек так создан Творцом. У Николая Водневского есть прекрасный стих: «Душа, как птица, ищет хлеба. А этот хлеб всесильный Бог». И мне думается, что человеческая душа в своей глубине, первооснове согласна с такой постановкой вопроса — мне нужен Сам Христос! Когда она с Ним встречается, тогда поистине утешается.

Беседовала Настя ХАМАР
https://risu.org.ua/ru/index/expert_thought/interview/52659/

(916)

Я сторонник того, чтобы идти на встречу людям

| Блог | 0 Comments

Comments

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>